понедельник, 31 января 2011 г.

Сон №7413



Я нахожусь (или, скорее, теряюсь) в удручающе унылой компании трёх незнакомых мне людей, как помнится, одетых в рубашки клетчато-оранжевого покрова. Происходящее вокруг, поверилось, задумано как выпускной вечер. Правда, совсем не понятно, почему рядом нет ни одного одногрупника, почему действие разворачивается в ближайшем парке, что за плотиной, куда уводят собак «для погадить», и почему я не сделал домашнее задание по географии за пятый класс средней школы. Готов поспорить, что где-то я видел выпускные мантию и конфедератку,   иначе откуда мне знать природу торжества, невольным участником которого я стал. Наверное, они пролетали мимо или лежали в какой-нибудь луже рядом. Чувствую себя так, будто навязался выпить пива с малознакомыми мне людьми, которые только и ждут, когда до меня дойдёт свалить восвояси. И как-то непонятно становится, треск радиоволны в сухом воздухе вторит фальшивой и подражает как будто бы где-то

С сегодняшнего дня нас стало в два раза меньше
Тебя и меня,
И вокруг пустота, в которой мне так тесно,
С сегодняшнего дня…

Слава яйцам. Я, как оказалось, не заметил среди трёх недоумков (какие же дурацкие на них рубашки! )  молодой девушки. Не желая растрачивать сил по пустякам и, игнорируя тех троих, я грациозно подплываю к своей цели и ловким движением притягиваю её к себе, взяв правой рукой за талию. Смотрю на её лицо понимаю вот тебе раз хотя логично право это же наш выпускной вечер в одной группе но было прошло

Я пишу себе судьбу, но я комедиант,
Я допил бокал до дна, прекрасно зная: в нём яд,
Догорал воздушный замок, что мы строили с тобой,
Но я делал вид, что рад, увлечён своей игрой…

Да, это Катя, и в её глазах есть немного скучающего любопытства. Хочу бросить оранжевым рубашкам что-то вроде «пшливон!», но осознаю нереальность происходящего, боюсь потерять образ. Этих людей вокруг стало больше, но по массе, так как количественно они уже не исчисляются; плавают вокруг, как унылая каша, расстроенные чем-то. Смотрю на неё, угадываю момент и прижимаюсь к её губам своими. Она делает шаг навстречу, и головокружительное ощущение поглощает меня всего, мы снова вместе, да ничего и не случалось никогда, так было всегда и всегда будет и само собой С поцелуем мы каким-то телепатическим образом обмениваемся информацией обо всём, что происходило с нами последнее время, я узнаю, с кем она спала и какие журналы читала, сколько раз жарила вечером во дворе купаты и как сдавала экзамен в автошколе  Я? Я сам пишу себе судьбу, в основном, комедии а ещё какой-то стыдливый страх. Я припоминаю, что много натворил с тех пор как… а потом наступает всеобъемлющее переосознание всего, и я уже ничего не знаю про ту пору. Нет тех пор, есть только поры на моей коже, и через каждую я чувствую тепло её прикосновений. Всё есть, как оно есть

В темноте холодных льдов
Я искал тебя одну,
Вечно не хватает слов…

Я прижат спиной к кафельной стене, я всё ещё в парке, под ногами на удивление незасранная трава, передо мной Катя, за кафельной стеной мочится и смеётся кашеобразная школота в оранжевых рубашках. Всё вокруг внезапно застарело и теперь угнетает меня. Вернулось гадкое ощущение, что мне пора уходить, или, по крайней мере, все, кроме меня, так считают. Она опять начинает:

— Мне нужно готовиться

— К чему тебе нужно готовиться?

— Мне всегда есть к чему готовиться

— У тебя ничего нет

— У меня есть всё, а у тебя скоро не будет ничего. И я уезжаю

— Надолго? (нет)

— Да

— Да? (я же сказал — нет, твою мать, я здесь решаю про все да и нет…)

— Может быть очень- очень- очень- очень- очень- очень- очень- очень…

— (… и мне насрать глубоко и с высока, у тебя большая голова, не смотри на меня, отойди от меня, нет, подойди ближе, прости, всё будет по-другому, всё начнется с начала…)

— …-очень-очень-очень надолго, тебе придётся дёргать свой стручок дёргать свой стручок дёргать свой стручок

— (… бляди бляди бляди бляди просто женщины просто женщины подруги красавицы милые разные не хуже тебя все хуже в сто раз ты же ничего не знаешь заткнись всё не так как ты говоришь но ещё в тысячу раз хуже…)

Я уезжаю, мне нужно подумать обо всём

Стой (… ты не умеешь думать нужно чтобы ты была рядом чтобы ты ни о чём не думала никто не должен звонить тебе это опасно для меня ты никого не должна слушать ты не должна питаться жирным ты не должна читать журналы про лесбийско-феминистскую мутоту ты должна быть всегда хуже чем я и лучше чем другие женщины ты должна уважать и любить сокровенно искренне бесконечно и никого кроме меня) я хотел сказать, мне нужно

Дописать себе судьбу, пару фарсовых строк.
Я допил бокал до дна, это будет мне урок.
Догорел воздушный замок, что мы строили с тобой, 
И теперь я одинок, все так просто, боже мой…

— Мне нужно подумать, потерпи

— Твою мать, всплываю…

Я проснулся, я радуюсь это всего лишь сон, никуда она не уезжает. Проходит пара секунд, и огорчение, слабое, но глубокое, я бы сказал, высокой проникающей способности, накатывает на меня. Мы же расстались полгода назад. Иду заваривать чай.

воскресенье, 23 января 2011 г.

Апатия

"Рэб ни разу в своей жизни не ебался; бедный маленький мудак. Кажется, его это и не слишком-то беспокоило, имейте в виду."
И. Уелш - "Роберт К. Лэйд: Сексуальная история"


Что-то в моей голове больной
Последнее время не согласно со мной,
Что-то такое в руках моих
Мне мешает делать то, в чём я лучше других.

Скудная пародия на самовыражение
Теряет свою форму то ли шутки, то ли мщения,
Не в силах закрепиться даже в собственном мире,
Растекается, как чья-то лужа на полу в сортире.

Где-то был смысл, но уже не помню где,
Во дворе была трава, и дрова на траве...
Апатия в моей голове больной
Последнее время не согласна со мной.

Я хочу петь, но она мне закрывает рот,
Я хочу кричать, но сорвал свой слабый голос,
Я сыграл бы, но у меня нет нот,
Момент злоебучий и тонкий, как волос.

суббота, 8 января 2011 г.

Про медведика

Дубельме шмене шмене,
Что-то как-то стрёмно мне.
Злой медведь идёт по лесу,
Нос измазанный в дерьме.

Ковыряю пальцем в сраке,
Злой медведь живёт в бараке.
Кольцевидный жопный черьв
Защемил анальный нерв.

Мишка топает в лесу,
Ищет мишка колбасу,
Жёлто-серая какашка
Подзасохла на носу.

Лапой пенько стукнул злобно,
Песни рыкал бесподобно,
Тварь беззубая медведь
Добывает лесом медь.

Унитаза нет в лесу,
Мишка какал на лису,
Тяжело мохнатой сраке
Колебаться на весу.

Наркоман ебаный мишка,
От говна на жопе шишка,
Медведяху бьет в табло,
Пропивает всё бабло.

Антисоциальный тип  —
Мишка к дереву прилип.
По ебалу дали мишке,
Пусть читает, сука, книжки.