пятница, 24 сентября 2010 г.

Эгсбреззифная лирига

Громких я купил хлопушек
И цветной бумаги пачку,
Стопку разорвал подушек 
Перьев было до усрачки,

Мусор по полу рассыпал,
Для бриться разлил всю пену,
Водки литр вдарил махом
И затем нассал на стену,

Обнажился абсолютно,
Пыль под тумбочкой протёр,
Стало в комнате уютно,
И тогда развёл костёр.

Фейерверки и хлопушки
В пламя бросил я рукою,
Грохот был  я обосрался,
И бумагою цветною

Я подтёр свои какашки,
Ватман закоричневелся,
Я его в костёр отправил 
Он подсох и загорелся.

Пятьдесят крестов немецких
На двери зелёной краской
Начертил для массы светской
Я снаружи для острастки.

Музыку включил плохую
Самую, что ни на есть,
И танцую, и ликую,
Я такой прикольный весь.

Так я праздник отмечаю 
День Святого Активизма,
Всех гостей я приглашаю
На сеансы онанизма.

Хороводы мы танцуем
И часов не замечаем,
Ильича портрет целуем,
Солженицына читаем.

среда, 22 сентября 2010 г.

Безразмерный

Вечером в среду
После обеда 
 
Сон для усталых мокрых зверей,
Мы приглашаем
Всех, кто отчаян
В дикие степи скорей.

Там крокодилы
И злые гориллы,
Мокрые тапочки в речке плывут,
Если ты смелый,
Если умелый 
На санках кататься пошли!
Жоппп сранннйааа!

Наступил климатический кризис, отстали обои от стен,
Лопнули лампочки, заболела почка.
Перегорел предохранитель 
 теперь не работает фен,
Потеряна логическая цепочка.

Каждый раз вот так в последний раз,
Я не извращенец и не пидораз,
Даже не приходится выбирать в среднем,
Дело остаётся всегда за последним.

Каждый раз никогда не станет последним,
Никогда и никогда мы не сойдёмся на среднем.
Ты пришёл с миром? наслаждайся с нами пиром,
От изобилия уже тошнит аперитивом?
Никогда, блядь, не зарекайся о среднем.

Карнавала не будет, а ты носишь маску,
Подарок тех, кто учит вас как жить.
Мне сейчас так скучно, расскажи мне сказку
Про синюю кровь и живой труп, про то, как можно по воде ходить.

И я живу в этом здоровском мире,
Где каждый желает длиннее и шире,
И мой друг 
 мой сон,
Я никогда ни с кем не мыслил в унисон?
Ну и нахуй этот бред,
Когда на нет и суда нет.

Открывай глаза, побереги своё время.
Поднимайся с колен, бля, и ногу в стремя.
Пока ты был поэтом, сломанными пальцами перо держал,
Проклятой правдой чистой нашей совести листы марал,
Твоих детей сожрало твоё племя.

Постыдись уж своих слёз и спрячь трусливые глаза,
Тебя не пустили к праздникам, ты спал возле порога,
Распродал последнее, а выкупить не смог,
И, на краю оставшись, снова вспомнил Бога.

"Мир такой большой, а я в нем один,
Я хотел летать, но роли разделили строго".
Убей себя об стену долбаёб,
Теперь ты даже выглядишь убого.

Встань ты с колен, свинья,
Твой Бог всегда внутри тебя.
Встань ты с колен, свинья,
Твой Бог всегда внутри тебя.
Встань ты с колен, свинья,
Твой Бог всегда внутри тебя.
Встань с колен, пятачок, встань, пожалуйста, идём в гости к кролику!

Время пришло
В гости отправиться,
Ждёт меня старинный друг...
Он шишка, главная шишка,
Куда ты, постой! Дай денег на пропой...
Шишка, ты моя крышка, мне не грозит вышка,
С ветки на землю, слово за слово, хуем по столу...

понедельник, 20 сентября 2010 г.

Прелюдяя

Ночью страшный террорист
По прозванью Онанист
Просочился к нам в окно
Посмотреть порнокино.

Мы его всем блоком гнали,
По лицу его пинали,
Говорили: "уходи
И порнуху забери".

Он же, гадкий, упирался,
Уходить сопротивлялся,
Дёргал мерзкий свой стручок
И крутился как волчок.

Мы не знали, как нам быть,
Онанюга начал выть,
Он стонал в порывах страсти,
Оголив зубища в пасти.

Красной потностью лица
И мельканием конца
С временем теченья, падла,
Он нас вывел с легонца.

В общем, нам пришлось в итоге
Завязать падонку ноги,
Руки нелюдю сломать
И меры крайние принять.

Онанист, какое горе,
У тебя дыра как поле
Для игры  в футбольный мяч,
Тише, маленький, не плачь,

У котят сегодня праздник,
Белый лебедь  безобразник,
Утонуло в речке шило,
Все сказали  так и было,

Желтым пламенем огня
Заискрилася струя,
Криворукие детишки
Съели заживо коня,

Радуга горит в лесу,
Волк в кустах ебёт лису,
Я пойду, пожарю рыбку
Камбалу и путассу,

Красный день календаря
Словно грудь у снегиря,
Свято место пусто было
На обложке букваря.

среда, 15 сентября 2010 г.

Куплю холодильник

Куплю холодильник нормальный, объемный,
Чтоб всё помещал и был чистым внутри,
Снаружи мне похуй, пусть вид будет скромный,
Обоями клееный или в грязи.

Хочу, чтобы был он трехкамерной формы,
И чтоб морозилка ебошила лёд,
Хочу, чтобы полочки были все в норме,
Хочу, чтоб высоким был, и не ебёт.

Хочу, чтобы тихо журчал ненавящево,
Ночью ни звука (я нервный во сне),
Хочу холодильника я говорящего,
Температуру пиздящего мне.

Хочу, чтобы микроволновая печка
Была нахуй в дверцу въебошена в нём,
Хочу, чтобы чайник был, телек и свечка
Старинным меня наслаждала огнём,

Хочу, чтобы был он с пиздою и с сиськами,
Чтобы готовил мне утром пожрать,
И чтобы запас не скончался с ириськами,
Чтобы в него можно было посрать.

Плачу 1500, звоните 891912877

суббота, 11 сентября 2010 г.

Стих

Я спать хочу физически
И сплю систематически,
Хотя и жру стоически
Кофейные бобы.

Мой враг  недуг психический,
Такой метафизический
Растленец героический
Моей больной башки.

Открою шире форточку,
Присяду я на корточки,
Возьму гитару струнную,
Одену кимоно,

Играть я буду музыку
Весёлую и бодрую
Про то, как в унитазе ловко
Плещется говно.


Аплодисменты.

четверг, 9 сентября 2010 г.

Ода об арбузе

Я нажрался арбуза,
И раздулося пузо,
Обоссаться бы в пору
И лечь на кровать.

Но закрыты сортиры,
Там сосед по квартире
Конструирует гору,
А мне хочется ссать.

Я стучу ему громко,
Сквозь дверную проёмку
Я шепчу ему: "Братко,
отворяй ворота!".

Не могу удержаться,
И нет смысла скрываться,
Достаю инструмент,
Проучаю врага...

И кровать его мокнет,
И носки его мокнут,
И конспекты набухли
От влажности всей.

Я пойду в воскресенье
И порежу на жопе
Свои вены от чувства
Бесконечной вины.